11/15/2012

ЮМОР: Шапочка. Красная.

В предыдущем сообщении была громко плачущая Таня - переделка стихотворения Агнии Барто современными поэтами :-) . А сегодня своеобразное "продолжение" затронутой темы переделок: история Красной Шапочки в обработке литведов в стиле известных писателей. Объем большой, но это стоит того, поверьте :-)

Красная Шапочка. Переделки литведов

Ответственность диалога
(Михаил Бахтин)

Встреча Красной Шапочки и Волка осуществляется в атмосфере напряженной диалогической ориентации: 
- Куда ты идешь? 
- Я иду к бабушке. 
- А далеко ли живет твоя бабушка? 
- Вот за той мельницей. 
В результате хронотоп Волка (быстрый бег по самой короткой дороге) резко расходится с хронотопом Красной Шапочки (медленная ходьба по самой длинной дороге). Устремив-шись к ценностному центру {дом бабушки) и глубоко проникнув в смысл чужого слова ("дерни за веревочку - дверь и отворится"), Волк реализует свои субстанциональные интенции. Его активность отнюдь не сосредоточивается на собственном "я", она всецело направлена на другого (бабушка). Не ограничиваясь пассивным созерцанием, Волк достигает почти полного усвоения объекта. 
Показателен также последующий, в высшей степени карнавализованный эпизод, когда перед Красной Шапочкой предстает гротескно-амбивалентная фигура Волка в обличье бабушки. Вопрос "почему у тебя такие большие зубы?" провоцирует действенную диалогическую реакцию Волка (интенсивное поглощение героини). 
Появление дровосеков с топорами приводит к существенной переакцентуации ситуации (расчленение внешнего тела Волка посредством отделения верха от низа). Но для нас во всем этом важна только принципиальная полифоническая незавершенность художественного события. Последнее слово Волка и о Волке так и остается несказанным.

Оценки по поведению
(Юрий Лотман)

В многоуровневой иерархической структуре густого темного леса отчетливо выделяется оппозиция "Красная Шапочка - Серый Волк" с полной парадигмой противопоставлений (красное - серое, шапочка - хвост, хищность - вегетарианство, симпатичность - отвратительность). Здесь мы имеем дело не с одним текстом сказки, а по крайней мере с двумя поведенческими текстами, обусловленными различными социальными кодами и семиотическими нормами. 
Поведение Красной Шапочки отличается высокой структурной сложностью и семантической плюралистичностью. По отношению к своей матушке она выступает как дочь, по отношению к бабушке - как внучка, а в аспекте связи с Серым Вол-ком - как случайная знакомая. На протяжении сказки мы наблюдаем рост семиотичности, повышение социально-знаковой роли действий героини. Так, если поначалу она появляется как носитель корзины с пирожками, то, будучи съеденной Серым Волком, она предстает уже носителем высоких духовных идеалов (добавим, что ношение в быту шапочек красного цвета, по свидетельству ряда современников, воспринималось как знак известного вольномыслия). 
Было бы крайне ошибочно осуждать Красную Шапочку за чрезмерную "разговорчивость", за ту "откровенность", с которой она передает Волку информацию о нахождении бабушки, о способе открывания двери. За всем этим стоит сознательная установка: Красная Шапочка пользуется контекстом непринужденной светской беседы для пропаганды среди серых волков новых, еще неведомых им представлений и знаний. 
Что же касается поведения Серого Волка, то оно характеризуется крайней бедностью регуляторов, фатальной предсказуемостью процессов. Оно актуализирует, по сути дела, одну-единственную стратегию - пищеварительную. 
Анализ семиотической природы жестов и поступков, сложных отношений между текстом и внетекстовой реальностью дает основание определить поведение Красной Шапочки как хорошее, а поведение Серого Волка - как плохое.


Эдгар По

На опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка.

Эрнст Хемингуэй
Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца.
- Вот, - сказала мать.
- Что, - спросила её Красная Шапочка.
- Вот это, - сказала мать, - отнесешь своей бабушке.
- Ладно, - сказала Красная Шапочка.
- И смотри в оба, - сказала мать, - Волк.
- Да.
Мать смотрела, как её дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать её одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться.

Ги де Мопассан
Волк её встретил. Он осмотрел её тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая всё ещё старается выдать себя за невинную. Но он верит в её невинность не более её самой и будто видит уже, как она раздевается, как её юбки падают одна за другой и она остаётся только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы её тела.

Виктор Гюго
Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнабула в печке.

Джек Лондон
Но она была достойной дочерью своей расы; в её жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой.

Ярослав Гашек
- Эх, и что же я наделал? - бормотал Волк. - Одним словом обделался.

Оноре де Бальзак
Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал её из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил её на железные петли, которые в своё время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что её сделал собственной шпорой Селестен де Шавард - фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно.

Оскар Уаильд
Волк. Извините, Вы не знаете моего имени, но… 
Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить? 
Волк. Видите ли... Очень сожалею, но я пришел, чтобы Вас съесть. 
Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен. 
Волк. Но я говорю серьёзно. 
Бабушка. И это придаёт особый блеск Вашему остроумию. 
Волк. Я рад, что Вы не относитесь серьёзно к факту, который я только что Вам сообщил. 
Бабушка. Нынче относиться серьёзно к серьёзным вещам – это проявление дурного вкуса. 
Волк. А к чему мы должны относиться серьёзно? 
Бабушка. Разумеется к глупостям. Но Вы невыносимы. 
Волк. Когда же Волк бывает несносным? 
Бабушка. Когда надоедает вопросами. 
Волк. А женщина? 
Бабушка. Когда никто не может поставить её на место. 
Волк. Вы очень строги к себе. 
Бабушка. Рассчитываю на Вашу скромность. 
Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает её). 
Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что Вы поспешили. Я только что собиралась рассказать Вам одну поучительную историю.

Эрих Мария Ремарк
Иди ко мне, - сказал Волк. Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и yсталость - тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью. 
- Конечно, - сказала она. - Нам не на что надеяться. У меня нет будущего. 
Волк молчал. Он был с ней согласен.

Сергей Лукьяненко
"Больше всего на свете Волк любил маленьких девочек. Hеважно, в шапочках или без - Волк ценил содержимое, а не форму. Hо все-таки, шапочка придавала девочкам определенный шарм... 
Именно такая, одетая в шапочку девочка приближалась к Волку по лесной тропинке. Притаившись за кустом можжевельника Волк ждал. Запах ягод навевал мысли о джине с тоником... хорошей порции правильного джина "Сапфир" с правильным тоником "Швепс", один к трем, смешивать, но не взбалтывать. И еще приходила на память песенка "Джин и тоник". 
- Он ревновал ее к дождям, - тихонько напел Волк, не отрывая взгляда от девочки. Девочка была в меру упитанная, румяная - в тон шапочке. Такие волку особенно нравились. 
Волк глубоко вдохнул и вышел из кустов. 
- Я тебя давно заметила, - с улыбкой сообщила девочка. - У меня положительная мутация - я вижу в инфракрасном диапазоне. 
Она опустила руку в корзинку, и Волк с ужасом увидел, как из-под упаковки мороженных круассанов показался легкий плазменный бластер "Перро". 
Волк даже успел прыгнуть. Реакции интеллектуально продвинутого животного намного превосходили обычные волчьи. 
Hо дуло бластера расцвело красным цветком и что-то невыносимо горячее ударило Волка прямо в беззащитное, открывшееся в прыжке брюхо..."

Умберто Эко
16 августа 1968 года я приобрел книгу под названием "Детские и домашние сказки" (Ляйпциг, типография: Абеля и Мюллера, 188Cool. Автором перевода значились некие братья Гримм. В довольно бедном историческом комментарии сообщалось, что переводчики дословно следовали изданию рукописи XVII в., разысканной в библиотеке Мелькского монастыря знаменитым членом Французской академии семнадцатого столетия Перро, столь много сделавшим для историографии периода Людовика Великого. В состоянии нервного возбуждения я упивался ужасающей сказкой и был до того захвачен, что сам не заметил, как начал переводить, заполняя замечательные большие тетради фирмы "Жозеф Жибер", в которых так приятно писать, если, конечно, перо достаточно мягкое. Как читатель, вероятно, уже понял, речь шла о "Красной Шапочке".

Габриэль Гарсия Маркес
Пройдет много лет, и Волк, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер когда Бабушка съела столько мышьяка с тортом, сколько хватило бы, чтобы истребить уйму крыс. Но она как ни в чем не бывало терзала рояль и пела до полуночи. Через две недели Волк и Красная Шапочка попытались взорвать шатер несносной старухи. Они с замиранием сердца смотрели, как по шнуру к детонатору полз синий огонек. Они оба заткнули уши, но зря, потому что не было никакого грохота. Когда Красная Шапочка осмелилась войти внутрь, в надежде обнаружить мертвую Бабушку, она увидела, что жизни в ней хоть отбавляй: старуха в изорванной клочьями рубахе и обгорелом парике носилась туда-сюда, забивая огонь одеялом.

Б. Акунин
Эраста Петровича Фандорина, чиновника особых поручений при московском генерал-губернаторе, особу 6 класса, кавалера российских и иностранных орденов, выворачивало наизнанку. В избушке вязко пахло кровью и требухой. Подле его начищенных английских штиблет покоилось распростертое тело девицы Бабушкиной, Степаниды Ивановны, 89 лет. Эти сведения, равно как и дефиниция ремесла покойной, были почерпнуты из детской книжки, аккуратно лежавшей на вспоротой груди. Более ничего аккуратного в посмертном обличье девицы Бабушкиной не наблюдалось.

Татьяна Толстая
Вот радость-то какая, светлый праздничек: вышел первый номер журнала "Red Hat - Linux, Embedded Linux and Open Source Solutions". Красивое имя - высокая честь; название представляется мне неблагозвучным для русского уха, а потому буду называть журнал "Красная Шапочка". Вообще говоря, после этих слов все про журнал понятно, все предсказуемо, и можно прекратить писать рецензию.

Михаил Зощенко
Волк шумно вздохнул, вытер подбородок рукавом и начал рассказывать: 
- Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, или корзиночка у ней в руках, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое место. Встречаю раз одну такую в лесу. Гляжу, стоит этакая фря и разворачивет свою идеологию во всем объеме. И решил я лицом официальным к ейной бабушке наведаться. Дескать, как у вас, гражданка, в смысле порчи водопровода и уборной? Действует?

Даниил Хармс
Два лесоруба пошли на охоту 
А бабушка рыла подкоп под забор 
К. Ш. пирожки побросала в болото 
А волк с перепугу попал под топор

КАстанедa kaktus
...Итак, бабушка настаивала, чтобы в следующий раз я пришла к ней через лес одна. Когда мои обычные контрдоводы были исчерпаны, я спросила: 
- А Волк? 
Бабушка рассмеялась: 
- Ты вечно слушаешь кого-то и записываешь черти-что, не зная и не пытаясь понять, о чем в действительности идет речь! 
- Так значит, Волка не бывает? 
- Кто тебе такое сказал? Бывает, еще как бывает, - она снова усмехнулась, - более того, ты с ним скоро познакомишься! 
- Но ведь это опасно, - сперва морщинки на ее лице показались мне очень добрыми, но, когда я присмотрелась, по спине сразу пробежал неприятный холодок. 
- Опасно жить, - отрезала бабушка, - а так как ты еще... - она окинула меня взглядом огромных глаз - ...мала, ты все равно не можешь отличить одни опасности от других. Но я могу тебя заверить, что если ты не встретишь Волка, то это будет означать для тебя куда большую опасность. 
- Но, бабушка, я не хочу, я боюсь, я... 
- Это не важно. Для дочери охотника важны встречи с Волком, остальное в счет не идет. Тем более, что ты, хотя этого еще не помнишь, с ним уже встречалась. Ты его узнаешь. 
Слово "узнаешь" она произнесла так, что я почувствовала, что мне нужно срочно забежать в кустики. 
- Беги, - снова ласково улыбнулась она. А потом расскажешь мне, с кем ты там встретилась... 
После этих слов бежать было уже поздно, и я осталась возле любимой бабушки. От нахлынувших чувств и всего остального нахлынувшего мне захотелось плакать. Я была не одна, но чувствовала себя в высшей степени одиноко. 
- Итак, договорились, - бабушка покрутила носом и встала с камня, на котором уютно сидела в позе лотоса со вчерашнего вечера, - не важно, когда ты надумаешь, но мы еще увидимся. Я буду тебя ждать. Но запомни: когда соберешься ко мне, надень на голову красную повязку, натри лоб ослиной мочей и, скажем, принеси мне корзинку пирожков с грибами. 
Она легко стукнула меня дубовой клюкой между лопаток, и ее слова стали влетать мне в одно ухо, а вылетать из другого, как будто я слушала свою маму. 
Из всего сказанного мне запомнилось, что Волк - это самый верный друг, которого только и можно встретить, что если он меня не съест, то это - огромное счастье, и что людям, которым не нужно идти к бабушке, вынуждены искать Волка в самых невероятных местах, вплоть до зоопарка... Голос бабушки журчал, я, кажется, стала засыпать, или уже заснула, но проснулась от того, что журчала-таки не бабушка, мне было холодно и мокро, была ночь, а на камне напротив меня в позе жухлого лотоса сидел Волк. 
- Не бойся меня сегодня, мне пора в зоопарк, - сказал он. Мы встретимся позже, а пока пожуй фиктусов, подсохни и спокойно спи. 
Я заснула тревожным сном, так и не успев на этот раз привести в порядок свои мысли, белье и записи.

КРАСНАЯ ШАПОЧКА (КИТАЙСКИЙ ВАРИАНТ)
У горы Цзянь-шунь-фянь течет река Цзянь-шунь-хэ. Там живет женщина, в одной руке держит ступку, в другой - веревочку от двери. На голове белая шапка. Называется Бабушка Ци. 
Бабушка Ци родила женщину Бао-цзю. Она печет рисовые лепешки. Стук ее ступки слышан на 10 тысяч ли. Как испечет последнюю лепешку, в Поднебесной начнется великий голод. 
У женщины Бао-цзю - дочь Сяо-цю. Носит красную шапку. Приносит жертву Бабушке Ци. В одной руке клейкий рис, в другой - жертвенное вино и нефритовый диск. 
У реки Цзянь-шунь-хэ растет лес Цзянь-шунь-хао. Там растут деревья Цзы, травы Хань и грибы Бя. Там есть животное, похожее на собаку, но с глазами человека, серого цвета. Говорит человеческим языком, пожирает людей. Называется Волк Бо. 
Волк Бо изменил дорогу к Бабушке Ци на десять тысяч ли. Съел Бабушку Ци, надел ее белую шапку и исполнил ритуальный танец. 
Сяо-цю пришла к Волку Бо, принесла ему клейкий рис и жертвенное вино, совершила танец девяти мудрых правителей. У Волка Бо глаза по два чи, зубы в целый ли. Съел девочку Сяо-цю вместе с красной шапкой. 
Охотник И держит в одной руке щит, а в другой - меч. Еще говорят - держит дротик. Бился с Волком Бо десять тысяч дней. Сделал из его шкуры барабан, из ребер - палочки. Взял барабан и исполнил ритуальный танец. Выпустил Бабушку Ци и Девочку Сяо-цю и воскурил дарствнные благовония.

Елена Ханпира
СЕРЫЙ ВОЛК
(Вечная драма)

Действующие лица: 
КРАСНАЯ ШАПОЧКА, психолог-теоретик, потенциально идеалист. Всегда знает, почему. 
ДРОВОСЕК, психолог-практик, потенциально прагматик. Всегда знает, как.

Лес. Развилка, множество бегущих в разные стороны дорожек. Одна из них ведет туда, где светлый лес переходит в густую темную чащу. 
Красная Шапочка выходит на распутье, окидывает его оценивающим взглядом и решительным шагом углубляется в чащобу. На лице обреченность. 
Навстречу выходит Дровосек. 
Дровосек: Ты куда? 
Красная Шапочка (страдальчески - мечтательно): В чащу. Там меня встретит Серый Волк. Он помешает мне исполнить свой долг, донести пирожки до бабушки. Он съест меня. 
Дровосек: Это глупо. Если ты к бабушке, можно пойти березовой рощей. Кстати, быстрей дойдешь. 
Красная Шапочка: Нет уж, я так. 
Дровосек: Ты совсем глупая, девочка. Ведешь себя, как дура. 
Красная Шапочка: Поведение - не критерий глупости. Мотивы надо учитывать, сударь мой. Глуп тот, кто не знает причины и цели. Я знаю. 
Дровосек: Ну и какова же причина? 
Красная Шапочка (увлеченно): Причина коренится в моих отношениях с матерью. Это она запрограммировала меня на то, чтобы я подвергла себя риску, пошла в темный лес и встретилась с волком. Вот я и иду. 
Дровосек: Но ты можешь не ходить этой дорогой. Ведь твоя цель - принести пирожки бабушке. Ты можешь ее не достичь, если пойдешь чащей. 
Красная Шапочка: Вовсе нет. Как раз тогда достигну. Моя цель - пойти в темный лес и встретиться с волком. 
Дровосек: А пирожки? А бабушка? 
Красная Шапочка: Камуфляж. Истина глубже. 
Дровосек: Уважаю. Тогда на вот. 
Красная Шапочка: Это еще что? 
Дровосек: Топор. 
Красная Шапочка: Очень любезно с вашей стороны, но топор мне на фиг не нужен. 
Дровосек: Жить хочешь? 
Красная Шапочка: Кто ж не хочет. 
Дровосек: Тоды не кобенься. Ты же с волком собралась пересечься. 
Красная Шапочка (застенчиво): Ну не для этого же... 
Дровосек: А для чего же? 
Красная Шапочка: Я же объяснила. Я запрограммирована. Он должен меня съесть. Это и причина, и цель. 
Дровосек: Только что ты сказала, что хочешь выжить. Значит, твоя цель - выжить в данной конкретной ситуации. 
Красная Шапочка (вдумчиво): В целом - да. Но весь вопрос - в качестве кого. Я хочу остаться самой собою. Красной Шапочкой. Сохранить свою индивидуальность. Самоидентичность. А для этого я должна, видите ли, идти своим путем и никуда не сворачивать. Иначе не достигну, так сказать, катарсиса. 
Дровосек: Ну и иди, выполняй свою задачу, раз приспичило. А под конец, как встретишь, - топором! 
Красная Шапочка: Но тогда я стану Дровосеком! А я должна быть Красной Шапочкой! 
Дровосек: Подумаешь, кем ты станешь на минутку! Какая разница? 
Красная Шапочка: Но жить-то хочу я - Красная Шапочка! А выживет Дровосек! А я не реализуюсь как я! Я должна быть Красной Шапочкой до конца! Не изменять себе. 
Дровосек (теряя терпение): Сожрет же он тебя! И ничего от тебя не останется! От тебя, от Красной Шапочки! 
Красная Шапочка (приближаясь к идеализму в лучших платоновских традициях): Реализовав свою идею, я сохраню себя полнее, чем если бы сохранила физическое существование. Я выполню себя, понимаете? 
Дровосек (осененный): Так вот в чем твоя цель. Отыграть свою роль. Роль жертвы. И словить кайф. Так? 
Красная Шапочка: Ну. 
Дровосек: Ну, раз ты тащишься... 
Красная Шапочка: Не вполне. (Роняет крупную слезу на дрожащий подбородок) Видите, как страдаю. 
Дровосек (конструктивно): Значит, роль жертвы тебе не особенно нравится? 
Красная Шапочка: Нет, не особенно. 
Дровосек: Но если ты ей изменишь, будешь чувствовать себя предателем. Предателем своей матери, свей судьбы, своей кармы, идеи своей там какой-то... Будешь себя обвинять, будешь несчастна. 
Красная Шапочка: Именно. 
Дровосек: Но теперь ты тоже несчастлива. 
Красная Шапочка: И теперь тоже. И так, и эдак. 
Дровосек (тоном американского коммивояжера): Слушай, вот не пойму. Если ты такая умная, почему не счастливая? Ты же все понимаешь, но ни фига не делаешь. 
Красная Шапочка: Почему же не делаю. Извлекаю кайф из того, что есть. Разве не разумно? 
Дровосек: Не разумно. Можно просто сменить роль. И даже смысл жизни. 
Красная Шапочка (очень живо): Не, не пойдет. Парадигмами не торгуемся. Это святое. 
Дровосек: Какое святое? Или ты не свободный человек? Или ты не способна манипулировать ценностями? Не способна выбирать свой путь сама? Смени ты цель - и все! Внуши себе, что надо пойти другой дорогой. Или, что надо зарубить волка. Или вообще наплевать на бабушку. Хотя тебе и так на нее наплевать. И на мать наплюй с ее программированием. Репрограммируйся. Сломай свою программу, придумай себе новую. 
Красная Шапочка (упорно): Тогда я не буду Красной Шапочкой! 
Дровосек: Далась ты себе! Ну, выбрось свою красную шапочку, внуши себе, что она тебе не к лицу. Возьми новое имя. Скажем, Дровосек. Угрызения совести тоже уберем. Будут другие ценности - не будет угрызений совести по поводу старых... 
Красная Шапочка: А сам процесс смены ценностей и идеалов?.. 
Дровосек (не останавливаясь): Да существует сотни методик смены ориентиров! От простого внушения до изощренных технологий.
Красная Шапочка: Да нет, я не о том. Когда будет идти сам процесс, я же буду знать, что сознательно меняю свою веру. Верила, что надо слушаться маму и не противиться злу, а теперь буду верить в обратное. Как же я смогу от души следовать новым ценностям, если буду знать, что они искусственно придуманы ради спасения живота моего? Что я подгоняю идеалы под свои насущные цели? Это же цинизм. Я не смогу искренно исповедывать новую веру, если в ней нет ничего святого. 
Дровосек: А как же ты нынешнюю исповедуешь, если тоже знаешь ее основания, вовсе не святые? Просто запрограммирована по Фрейду... 
Красная Шапочка (жалобно): Ну, я хоть привыкла придумывать какие-то благородные оправдания своему положению. Даже на смерть ради этого иду, чтоб сомнения заглушить. А на новые ценности у меня энтузиазма не хватит. 
Дровосек: Как будто и так в своей жизни ты себя никогда заново не программировала. Сколько раз ты говорила себе: "Виноград зелен"? Сколько раз привязывалась к тому, от чего просто никак не могла избавиться?.. 
Красная Шапочка: Но здесь я хоть могу себя обмануть! А при, так сказать, хирургическом вмешательстве, - не могу. Слишком я рефлексивна, слишком. Ну оставь мне шанс обмануться! 
Дровосек: Беда с этими умниками! Ладно, оставайся Красной Шапочкой. Пошли к твоему Волку. 
Красная Шапочка: А тебе-то зачем? (с надеждой) Ты хочешь стать свидетелем моих страданий? Моего искупления? 
Дровосек: Я хочу ему по кумполу топором заехать. Я же Дровосек. 
Красная Шапочка (с беспокойством): Нет, так не пойдет. Идея хорошая, но как же моя цель? Я должна пострадать, пасть жертвой... и тем самым, так сказать, очиститься для новой жизни. Ты вот что... Ты подожди в кустах, пока я реализуюсь. Пускай он меня проглотит, а ты тогда выйдешь и реализуешься сам. И меня освободишь, так сказать, преображенную страданием. Оба выполним свою карму. 
Дровосек: По рукам. Иди вперед. 
Оба скрываются в чаще.

Из книги: Э. Берн. Люди, которые играют в игры: 
1. Мать, видимо, стремится избавиться от дочери с помощью «несчастного случая», чтобы в конце истории разразиться словами: «Ну разве это не ужасно! Нельзя даже пройти по лесу без того, чтобы какой-нибудь волк...». 
2. Волк, вместо того чтобы питаться кроликами и прочей живностью, явно живет выше своих возможностей. Он мог бы знать, что плохо кончит и сам накличет на себя беду. Он, наверное, читал в юности Ницше (если может говорить и подвязывать чепец, почему бы ему его не читать?). Девиз волка: «Живи с опасностью и умри со славой». 
3. Бабушка живет одна и держит дверь незапертой. Она, наверное, надеется на что-то интересное, чего не могло бы произойти, если бы она жила со своими родственниками. Может быть, поэтому она не хочет жить с ними или по соседству. Бабушка кажется достаточно молодой женщиной – ведь у нее совсем юная внучка. Так почему бы ей не искать приключений? 
4. Охотник – очевидно, это тот спаситель, которому нравится наказывать побежденного соперника с помощью милой маленькой особы. Перед нами явно подростковый сценарий. 
5. Красная Шапочка сообщает волку, где он может ее снова встретить, и даже залезает к нему в постель. Она явно играет с волком. И эта игра заканчивается для нее удачно. 
… Если брать результат таким, каков он есть на самом деле, то все в целом интрига, в сети которой попался несчастный волк: его заставили вообразить себя ловкачом, способным одурачить кого угодно, использовав девочку в качестве приманки. Тогда мораль сюжета, может быть, не в том, что маленьким девочкам надо держаться подальше от леса, где водятся волки, а в том, что волкам следует держаться подальше от девочек, которые выглядят наивно, и от их бабушек. Короче говоря: волку нельзя гулять в лесу одному. При этом возникает еще интересный вопрос: что делала мать, отправив дочь к бабушке на целый день? 
… Решающий ответ заключается в вопросе: кем станет Красная Шапочка с такой матерью и с таким опытом в будущем, когда вырастет?

1001 ночь.
Дошло до меня, о великий царь, что в одном городе из городов Индии жила дочь царя джиннов Красная Шапочка, прекрасная, как луна в 16й день, чья кожа была подобна слоновой кости, а когда она открывала глаза, звёзды меркли от зависти. Её волосы были чернее ночи, а крылья носа издевались над острорежущим лезвием меча; уста её были подобны лепесткам роз, и при виде их сердца юношей наполнялись тоской, а в груди волновалась страсть, стан её был тоньше молодого дерева, а грудь была подобна двум персикам из райского сада, а бёдра...
В это время взошло солнце и Шахразада речь дозволенную прекратила.

Марк Твен.
-Красная Шапочка! 
Нет ответа. 
-Красная шапочка!!! 
Нет ответа. 
-Красная Шапочка!!! Мерзкая девчонка! Сейчас же отнеси бабушке пирожки! 
Но Красная Шапочка была глуха к словам матушки. Сейчас она была занята куда более важными делами - она осваивала высокое искусство верховой езды на заборе. К тому же в её корзинке сейчас вряд ли нашлось бы место для пирожков, в ней обрели своё законное пристанище рогатка, сломанный перочинный ножик, дохлая кошка и десять алебастровых шариков...

Древние греки.
Зевс, громовержец, с Олимпа на Красную Шапочку глядя,
Бросил в неё, непокорную, яркий небесный перун.
Так бы она и отправилась в мрачное царство Аида,
Но с поднебесья спустился в сияньи Гермес златокудрый.
И объявил непокорной высокую волю богов.
"Встань ты сию же минуту, проси у Олимпа прощенья!
В жертву барана ты в Дельфах скорей на алтарь принеси,
И отправляйся ты к бабушке в лес с пирожками в корзине,
Воля великих бессмертных богов такова".

Скандинавские скальды.
К хижине предков
Идёт по дороге
Юная дева,
В чертогах зверей
Путь пролегает
Дочери ярла,
Шлем цвета крови
Носит она
На вершине волос.
Входит без страха
В конюшню Игга,
Ищет дорогу,
Дом пирожков
На локте висит.
Ходит без страха
На тинге зверином,
Не ведает дева,
Что бродит по лесу
Меж птичьих домов
Погибель Одина,
Ищет добычу
Жадный сын локи,
Чтобы наполнить
Вместилище пищи.
Рифы речей
Острей палки битвы,
И сам он огромен,
Юную деву,
Идущую прямо,
Увидел вблизи.

Современные реалии русского интернета.
Гламурненько! - подумал Волк, увидев Красную Шапочку.
Готично! - подумала Красная Шапочка увидев волка.

Волк усмехнулся, оскалился, и навёл колёсико ZOOM'а на мышке на Красную Шапочку.

В бобруйск, жывотное!!! - завопила Красная Шапочка, увидев это.

Волк от неожиданности поперхнулся чипсами и вылетел в дисконнект.

кг/ам - подумала Красная Шапочка в адрес Шарля Перро.

Редъярд Киплинг.
-Мы с тобой одной крови! - крикнула Красная Шапочка вслед волку. - Доброй охоты!

Финские рунические песнопевцы.
Рано утром, на рассвете,
Волк приходит в дом старушки,
Открывает семь калиток,
Восемь маленьких замочков,
И поёт старушке песню
О великом и о малом,
О морях и океанах,
О лесах и о равнинах,
О лесных домах из брёвен,
О старушках в тех хибарах,
О волках, что к ним приходят,
О волках, что их съедают.

Льюис Кэрролл.
-Бабушка, а ты действительно думаешь, что я не в своём уме? - спросила Красная Шапочка.
-Конечно, - ответил Волк, иначе как бы ты здесь оказалась?
Сказав это, Волк снова улыбнулся, показав свои блестящие острые зубы.
"Ну и ну!- подумала Красная Шапочка - Котов с улыбкой я уже видела, но бабушек с такими зубами..."
А волк стал постепенно таять в воздухе, пока от него не осталась только широкая зубастая улыбка.
"А интересно, - подумала Красная Шапочка, если я нахожусь не всвоём уме, то в чьём уме находится бабушка? Вероятно, в моём. А кто тогда находится в уме бабушки?
И, раздумывая, Красная Шапочка поправила на локте корзинку с пирожками, на которой было написано: "съешь меня".

Корней Иванович Чуковский.
Старый, жадный, серый волк
Съел детишек целый полк
Вместе с шапочками,
Вместе с тапочками,
Вместе с бабушками и пирогами,
С полотенцами и утюгами!
И в животе у волка
Сидят они без толку,
И от такого груза
Раздулось волчье пузо.

Омар Хайям.
Живи минутою, отпущенной судьбой!
Ведь, неизвестно, что готовит день иной!
Не знает Шапочка, где волка повстречает,
Не знает волк, когда простится с головой.

А.С. Пушкин.

Куда уводит зверолова
Его охотничья стезя,
И где он волка встретит злого,
Увидеть загодя нельзя.
Хоть волчьи зубы и опасны,
Но он, нимало не смутясь,
Нисколько волка не боясь,
Убил его сиюжечасно,
И Шапочку доставил в дом,
С голубкой дряхлою вдвоём.Smiley

Фёдор Михайлович Достоевский...
-Вот беда, - думал охотник Раскольников, - хотел старуху убить, а зарубил волка. Что ж теперь делать?
Отправить комментарий
соответствующие Должности Плагин для WordPress, Blogger...